• Массовая истерия или давно не взрывалось...
    Всеобщая истерия - в виде падающих самолетов и захваченных зданий никогда не оставит интернет. Падают каналы, все СМИ переходят в режим аврала. Рушатся законы и стандартный вид привычных сайтов. Ломаю ...
  • Встреча
    Встреча была предложена Сантехником, и нежданно-негаданно идея вдруг получила поддержку половины Салона. Первыми у тошниловке появились jack&Koriolis, за которыми топал Anton. Сели, встали, взяли ...
  • Влияние А.Б. Чубайса на миграционные процессы жителей Москвы.
    Влияние А.Б. Чубайса на нашу страну не обошло и жителей Салона. Намедни Афорист и вся его контора подверглись веерному отключению электроэнергии и были вынуждены страдать беспросветным бездельем. Така ...
  • Ной не ной конец один
    За последнее время Салон выдержал 2 дерьмопотопа. Кто ныл, оказался в ковчеге и пропустил самое интересное. Но сама тема оказалась настолько плодотворной, что периодически возникает то в одной, то в д ...
  • Этот день был ознаменован созданием сайта бессмертной газеты Прикольная правда.
    Мы начинаем выходить в новом формате постоянно обновляемого интернет-издания. У газеты теперь нет выпусков как таковых, но существующие разделы будут регулярно пополняться. Рук на все очень не хватает ...
Главная >> Обзоры

Клей

Друг уезжал в Индию на месяц. Прошлой осенью. Предложил мне пожить у него, поскольку самка человека, с которой он недавно расстался, в припадке неудовлетворенных амбиций, подожгла ему дверь. У двери сгорела дерматиновая обивка, уродливо обнажив металлический остов. Вход в жилище стал выглядеть подозрительно. Друг не рискнул оставлять хату в таком виде без присмотра. Я у него поселился. Я писал сценарии к сериалу. Стремясь заработать, как можно больше денег, я все время проводил за компьютером, судорожно набивая какую-то форматную ересь. Выходил на улицу, исключительно, за сигаретами, «Чудо-СволочкАми» и растворимым кофе. Падал спать в 10 утра. В восемь вечера, страшный и небритый, жрал перед телевизором сволочкИ, пил растворимый кофе, и садился за компьютер. Курить и печатать. Компьютер друга никакими выдающимися особенностями не обладал, за исключением одной – немецкая клавиатура. Возможно, из-за некоторого несовпада с английской клавой, или по каким либо иным причинам, несколько букв были написаны от руки на маленьких бумажных квадратиках, и приклеены скотчем поверх клавиш с какими-то, совсем уж фашистскими умляутами. Через неделю бумажки стали отлетать. И это стало невообразимо бесить: Буква «Y» (она же – «Н») постоянно липла к среднему пальцу левой руки. В три часа одной из ночей, я решил озадачиться поисками клея…

…К пяти утра, перерыв всю квартиру вверх дном, я нашел маленький такой тюбик. Тюбичек. К тюбику прилагалась инструкция, подтверждающая, что содержимое данного тюбика – именно, клей. Еще в инструкции было написано, что это – не просто клей, а клей-весь-из-себя-супермоментальный, который клеит все и сразу. И намертво. И вообще: ему, этому клею – без разницы, что к чему клеить. Хоть гирю к наволочке. Главное – осторожно. Усвоив прочитанное, я посмеялся и попытался открыть тюбик. Хуй! Крышка, в своей фабричной первозданности, была намертво прихвачена содержимым к металлической основе тюбика. «Сука!..» - подумал я и попробовал отвинтить крышку зубами. Откусив часть пластика, понял, что пассатижи – это выход. Через двадцать минут я нашел в шкафчике над унитазом двое отличных пассатиж. Еще через двадцать минут, я понял, что пассатижи – это не выход. На кухне, я зажал хвост тюбика дверью холодильника, и принялся открамсывать крупными портновскими ножницами крышку по частям, в надежде добраться, наконец, до клея.

Не я добрался до клея – клей сам добрался до меня. Тюбик изящно лопнул в месте сгиба, повергая в смятение ангелов, кружащих надо мной. Я никогда в жизни не встречал более качественного продукта, потому что через секунду:
тюбик выскочил и намертво прилип к свитеру;
лезвия ножниц слиплись на веки; дверь холодильника перестала открываться – резиновый уплотнитель прочно приклеился, непосредственно, к холодильнику;
несколько капель попали на линолеум, поэтому один мой тапок прилип к полу, и я не смог его отодрать…
…И самое ужасное – у меня слиплись пальцы на обеих руках!

Мизинец, Безымянный и Средний пальцы левой руки теперь могли сгибаться и разгибаться только синхронно. С правой рукой дело обстояло еще хуже: композиция из слипшихся пальцев более всего напомнила мне фигуру, коей староверы осеняют себя, во время Крестного Знамения.

С характерным криком: «Да, ёбаный же ты в рот!..», оставшимися пальцами, я схватил посудомоечную тряпку, и с размаху приклеил ее к двери холодильника. Буквально, следом, я квалифицированно приклеил туда же кухонное полотенце и прихватку для сковороды.

…Час я потеряно бродил по квартире в одном тапке, потрясая слипшимися руками, изрыгая невнятные проклятья в адрес той сволочи, которая додумалась выпустить в открытую продажу клей, которым можно запросто залепить пробоину в подводной лодке. Печатать сценарий тремя свободными пальцами я все равно не мог.

…К восьми утра, усиленно обкусывая застывший клей зубами, мне, наконец, удалось освободить обе руки.
…Кровавыми пальцами я отодрал от свитера подлый, ставший уже волосатым, тюбик, и вышвырнул его в окно.
…Холодильник открылся с пятого раза. Частью уплотнителя пришлось пожертвовать.
…Ножницы я выкинул.
…Подошву тапка с линолеума я удалил зубилом.
…Рисунок прихватки для сковороды до сих пор иногда проступает на двери холодильника.
…Сценарий я сдал с опозданием на день.
…Немецкая клавиатура у друга до сих пор…

Овощ